выпуск 3(12) 2017

Как распознать беса

Стигмы социального невроза
Сам по себе «социальный невроз» - собирательное понятие, означающее явную специфичность поведения и самопрезентации человека, несущую патологические черты, но при этом не выходящую далеко за рамки нормального, а иногда и претендующую на нормальность.
Социальный невроз возникает на биологической основе, в ситуациях стрессовых и дистрессорных, когда тело под влиянием общества начинает модулировать социальное Я. Не будучи способным осознать проблему, социальное Я подчиняется влияниям биологии, добавляет к ним те или иные принятые в культуре на текущий момент символы и конструирует свою внутреннюю и внешнюю идентичность. Социальный невроз имеет стигмы – признаки, свойственные культурным практикам, которые он в себя включил. Психосоматические процессы, лежащие в его основе, также стереотипны – и их ещё предстоит изучить.
Наиболее яркий, легко узнаваемый благодаря демонстративности носителей, социальный невроз, получивший имя «гламура».
О происхождении понятия «гламур» можно найти информацию в других источниках; подробно рассмотрено оно в моей книге «Биохимия симулякра». Говоря кратко, его суть в необходимости подчеркнуть свою принадлежность к высшему классу или сословию (ни того, ни другого в России сейчас нет) путём приобретения атрибутов исключительности («престижное потребление») и соответствующего поведения.
Предложенные далее признаки являются кратким анализом визуального материала (прямое наблюдение, фотографии, массмедиа) людей, объединённых по признаку высокого уровня потребления и локализованных в центре г.Москвы, как правило, в пределах Бульварного кольца.
1. Лицо и тело
Искажённые черты лица, иногда обезображенные. В Средние века человека с таким лицом изгнали бы из поселения, а на заре Нового времени, вероятно, сожгли бы. На барельефах и в скульптурных группах многих готических соборов находятся уродцы – разного рода животные-химеры, гаргульи и другие порождения Ада. Противоестественность, "уродливая красота" – главное их качество, пугающее людей и заставляющее искать способы обезопасить себя от них.
Сегодня изменение черт лица считается признаком принадлежности к избранным. Оно в моде, то есть является необходимостью. Избранность выражается путём коррекции черт лица по определённому шаблону.
Губы – увеличиваются, чтобы выдаваться вперёд и напоминать утиный клюв. Губы теряют подвижность в пользу фиксированности на виду.
Губы несут в себе эротические коннотации. Увеличение губ как бы намекает на их сходство с губами половыми и обращено к предполагаемому коитусу. Это подтверждает биологизм придаваемых модификаций.
Нос обтачивается и заостряется, приподнимается вверх. Под кожей резко контурируются носовые хрящи. Изменение носа таким образом нацелено на его сходство с кукольным или детским, что должно добавлять лицу характер неискушённости, молодости, нежности, миниатюрности черт.
Для подчёркивания скул под кожу вводятся наполнители. В старшем возрасте это также нужно для разглаживания морщин. Для подчёркивания скул на щёки наносится тёмная пудра, имитирующая тень от расположенного в зените солнца. Такие скулы могут придавать лицу мужественные линии, тем самым подчёркивая серьёзность и силу индивида.
Брови выщипываются полностью или почти полностью, а затем наносятся искусственно. Брови подчёркнуты, с резкими контурами, сужаются в направлении кнаружи. Важна рукотворность бровей, подчёркнутость скрупулёзной работы над ними.
Волосы окрашены всегда, независимо от возраста, иногда в цвет, который является у индивида естественным. Окраска необходима для завершения рукотворности образа: ничто во внешности не осталось нетронутым, природным – всё подверглось окультуриванию. Это же относится к ресницам, макияжу.
Зачастую изменения становятся частью дисморфомании. Истощённость – также признак, характерный для социального «гламурного» невроза. «Спортивный» идеал имеет коннотации рукотворности, приложенных усилий. Это отрицание своего природного тела и конструирование тела по некоторому принятому эстетическому канону. Под ним понимается, в частности, отсутствие жировой ткани. Она удаляется изматывающими упражнениями, но чаще – липосакцией и липокоррекцией.
В дополнение подчёркиваются вторичные половые признаки: молочные железы, мышцы, вплоть до внедрения имплантов на место бицепсов, прямых мышц живота, в ягодицы, не говоря уже о груди.

2. Одежда и аксессуары
Тренировочный костюм («плюшевый», «велюровый», чаще розовый или с буквами «YSL») – поездка в нём по центру Москвы с заходом в салон красоты или супермаркет демонстрирует утрату границ между домашней средой и городом. Индивид как бы заявляет: Бульварное кольцо – всё моё, я здесь как в огороде. Хочу – хожу в тапочках, а захочу – вы все будете на цырлах бегать
Коричневый (иногда синий или серый) платок с буквами "LV" и четырёхлистниками является аксессуаром к телефону со значком яблока. Оба, как правило, демонстрируются вместе и практически всегда на виду: платок/шарф на плечах, телефон в руке. Платок может дополняться сумочкой с такими же знаками. Он может быть накинут поверх спортивной куртки, майки или шубки – неважно, поскольку его задача сделать заметными буквы "LV".
Бумажный пакет с логотипом. Кроме кожаной сумочки, в руках обычно бумажная сумка-пакет с изображением логотипа. Исходно пакет содержит в себе свежую покупку, но зачастую носится в течение многих дней, подчёркивая саму возможность индивида приобрести вещь в данном торговом учреждении. Пакет указывает на большой магазин в центре Москвы (ЦУМ) либо на определённую марку из Столешникова переулка или ул.Петровка (снова "LV", Chanel, Hermes и др.).
В бюджетных случаях используется пакет из магазина дьюти-фри заграничного аэропорта (арабских стран или Германии).

Яблоко. Безусловный аксессуар при социальном неврозе – Яблоко последней модели. Оно может быть украшено стразами или убрано в кожаный чехол, но так, чтобы издалека было ясно, что это именно оно. В случае дополнения образа креативной деятельностью Яблоко также используется как самый-тонкий-лаптоп.
Машина. Если индивид за рулём, машина имеет немецкое происхождение, реже – английское или итальянское. Другие европейские или японские марки выходят за пределы потребления при такой форме невроза. Особенность немецких машин в том, что они немецкие, то есть лучшие.
3. Поведение
Как правило, инстинктивное. Индивид в социальном неврозе не подвержен культурным ограничениям, он ведёт себя так, словно находится в природной среде. Ограничения могут касаться лишь табуированных практик: публичного испражнения или совокупления. Однако нужно заметить, что в символической форме как испражнение, так и совокупление возможны.
Первое замещается вербально или в виде поведенческих эквивалентов: «ср.ть я хотел(а) на вас всех». Второе выражается в форме потенциального – поцелуев, фотографий себя в полуобнажённом виде, в вычурной позе, с плотно сжатыми губами.
В остальных случаях – будь то перемещение в автомобиле, посещение мест общественного пользования, индивид ведёт себя так, как подсказывает ему природа, то есть эмоциональное и физическое состояние. При возникновении посыла к действию (например, желания зайти в магазин) немедленно, рефлекторно происходит реализация невзирая на окружающую обстановку (поворот из левого ряда направо).
Поведенческие аспекты жёстко связаны с тем, кто является источником средств для поддержания презентации индивида. Если индивид (чаще – женщина) находится на содержании, в её чертах меньше агрессивности, больше фокусированности на себя, на свою представленность обществу. При самостоятельном зарабатывании (чаще – мужчины) на первый план выходит расторможенность и агрессия – очевидно, как проявления дистресса. Но гендерные признаки преобладают над половыми как у женщин, так и у мужчин.
Индивид в таком состоянии может использовать атрибуты всё того же престижного потребления, но на первый план выходит экспансивность и склонность не подчиняться культурным нормам. Последнее может объясняться истощением подавляющих, тóрмозных центров головного мозга на фоне постоянного стресса при накоплении капитала, а также причинами детского периода развития.
Ключевой компонент невроза – неконтролируемое поведение; социального невроза – престижное потребление.
Особенность престижного потребления в том, что его нужно демонстрировать, иначе оно теряет смысл. В культурной практике сформировался ряд кодов, позволяющих причислить их носителя к группе престижа. Коды применяются классические, простые, но зато дающие уверенность, что их прочитают.
Это также симптоматично для преобладания биологии, поскольку культурная составляющая личности – та, что смогла бы дифференцировать элементы презентации и усложнить их, подавлена. Это отличает «гламурный» невроз от потребления естественно элитарного.
Главный внешний компонент социального невроза такого типа – отрицание природы.
Человек в социальном неврозе природен как никогда.
Но противоречие в том, что искажённые отношения с реальностью как бы отменяют самих себя: отрицание своей природности во внешности через окультуренность есть полное подавление окультуренности внутри. Человек в социальном неврозе природен как никогда. Он подчинён своим инстинктам, своему биологическому и генетическому телу. Как всякая химера стремится спрятаться, такой невроз прячет себя за отрицанием себя.
Главная опасность подобного невроза в контагиозности.
Опасность распространения коренится в самом источнике этого невроза: высшем положении в финансовом и бюрократическом аппарате общества. Положение в «высших эшелонах», доступ к большим деньгам являются источником нарушений психики, но с другой стороны, ставят таких людей в положение избранных и желаемых.
Такое положение потенцируется массмедиа, традиционно предпочитающими показывать людей из крайних слоёв общества: высших или маргинальных. Таким образом, социальный невроз становится трансмиссивным; путь его передачи – медийный.
Как ВИЧ и гепатит передаются половым путём, а холера и гельминты – фекально-оральным, так симулякры передаются через информационные средства.
Симулякры соматизируются, становясь биомедицинской проблемой.
Почему «бесы»?
Становясь достоянием информационного пространства, подобные индивиды склонны вовлекать в дискурс престижного потребления людей с не сформировавшейся социальной идентичностью. «Бесы» есть те мифологические создания, что призваны ухудшать качество жизни человека, вводить его в состояния неудовлетворённого желания, которое отвлекает человека от конструктивного, творческого проживания жизни. Представители «гламурного» невроза, как бы порабощённые подобными бесами, проживают свою жизнь в угоду несуществующему.
Этому можно дать множество названий, смотря в какой системе координат проблема рассматривается. С медицинской точки зрения, происходит разрушение связей между биологической, психической и социальной частями личности, а значит, возникает почва для целого множества страданий, девиаций, уводящих человека от полного, многомерного отношения с реальностью.