ВЫПУСК 27(ОКТЯБРЬ) 2017

ЗОЖ — для лохов

Простое название, сложный текст
То, что вы дальше прочитаете, странно слышать из уст кардиолога, да ещё такого, который много лет изучает способы улучшить здоровье. Собственно, годы изучения и привели меня к этому выводу.
Но нужно очень точно понять, что я имею в виду.
Понятие здорового образа жизни имеет давнюю историю. Есть газета с таким названием, сотни книг.
Если попытаться вообразить, что входит в представление о ЗОЖ, первыми приходят образы бега трусцой, овощей и зелени. Они дополняются образами релаксации, йоги, медитации, а также фитнеса, бодибилдинга, шагомеров, термобелья, улыбающихся худых людей, белых зубов, красного вина, и дальше всё индивидуально.
Извечная пара, «добро и зло» проникли и в медикализованное представление о том, чем наполняется жизнь: чтобы сохранять здоровье, нужно вести ЗОЖ — это добро. НеЗОЖ — зло. Посчитано, сколько шагов в неделю надо делать, сколько вина выпивать, сколько раз улыбнуться и сколько часов просидеть в медитации осознанности.
В информационном обществе, в обществе массмедиа и PR многие медицинские понятия становятся частью символического мира, отдаляясь от своего исходного медицинского смысла, приобретая образность, картинность, эстетику. Например, «сигареты с ментолом прочищают лёгкие» — ключевое слово «прочищают»; «чистят», «очищают» уже было бы не то...
Фактически, ЗОЖ стал симулякром
ЗОЖ приобрёл символическое наполнение, чьё отношение к реальной физической субстанции тела опосредовано коммуникацией о нём в обществе. Фактически, ЗОЖ стал симулякром. И хотя его исходный посыл добрый, в качестве симулякра он подменяет реальность физическую символической, тем самым ведя к диссоциации действий, ведущих к действиям желаний и самого результата, который должен быть достигнут действиями.
Пояснение
Общее «желание быть здоровым», будучи абстрактным понятием, для не-врача требует неких зацепов, образов, которые можно «потрогать», ощутить. Поскольку здоровье как таковое — важнейший элемент культуры, множество культурных практик так или иначе сводится к здоровью. Красиво и эстетично здоровое тело (без жира, без прыщей, без перхоти, с белыми зубами и так далее). Тело является объектом эротики.
В эротике тело почти не прикрыто одеждой.
Медикализованное тело, то есть, объект интереса медицины, тоже обнажено.
Смешение медицинского и эротико-эстетического взгляда на тело привело к тому, что здоровым стало тело сексуальное. Сексуальность конструируется определёнными занятыми ею людьми — модельерами, стилистами, художниками, фотографами. Их сексуальное желание вкупе с прагматикой продукции медийной индустрии вводят в масcовую культуру определённый тип тела, который приобретает статус эталонного — и тела других людей должны ему соответствовать, то есть быть fit.
Учитывая, что биологические предпосылки у всех людей разные, и гиперстеник не сможет удлиниться до астеника (а равно, наоборот), эталон разбирается на составляющие, которые и перенимаются массовым сознанием как та форма, в которую нужно fit. В самом общем смысле, должна быть рельефная мускулатура, должны быть определённые пропорции (силуэт) фигуры. Эти же образы присоединяются и к здоровью, ведь не может эталон быть больным! Накачка мышц стероидами, похудание до истощения — две крайности ЗОЖ, симулякр в чистом виде, когда присоединяется дисморфомания — нарушение картины своего тела. Но предшествуют им совершенно здоровые посылы. Между тем, и без стероидов накачивание мышц может быть опасным (при гипертонии, близорукости, заболеваниях позвоночника).
Другой симулякр в мире ЗОЖ — правильное питание
Понятие «Био» нашло благодатную почву в сознании людей. Индустрия здоровой пищи распространяется быстро. Но «здоровая пища» как образ и как набор химических веществ — разные явления.
Потребление образов в структуре ЗОЖ сделалось одной из культурных практик, увлекающих потребителя не меньше, чем кино, шопинг или игра в игры. Главной проблемой потребления образов является их искусственность, иллюзорность. Они не проникают в Я человека на уровне его тела. Более того, за рамками остаётся психологический компонент — эмоции, чувства, — который невозможно потребить, как зелень и овощи; его невозможно пойти и накачать, как мышцы.
Настроение и чувства есть результат сопоставления внутренней картины Я с тем, как протекает реальность.
Они и являются главным компонентом здоровья, поскольку именно полноценная регуляция обмена веществ есть здоровье в истинном смысле.
Простое приложение механического усилия для стимуляции роста мышц мало меняет общий обмен веществ. Ощущение себя комфортно в своём теле гораздо полезнее для общего состояния этого самого тела, чем его бесконечное терзание тренировками и диетами параллельно с переживанием неудовлетворённости, злости, досады, смущения, вины и подобных чувств.
Конечно, другой крайностью становится комфортное ощущение себя в своём теле, которое патологически изменено: имеет биологические признаки заболеваний (с точки зрения врача, по анализам, по методам исследований). Хотя это в полном смысле вряд ли возможно, и комфортность лишь мнимая, поскольку лучшего такой человек не ощущал.
Здоровый образ жизни как набор символов, которым пытается соответствовать человек, потребляющий своё соответствие тому или иному представлению о здоровье, не может быть действительно здоровым, если исповедуется просто как форма, а не результат изменений.
Первично переживание положительных эмоций относительно себя самого, относительно окружающего мира и себя в мире. Такое переживание даст возможность следовать типичным практикам ЗОЖ органично, не заставляя себя — хотя бы потому, что отрежет необходимость гедонистически замещать отрицательные переживания. Не нужно будет заедать тоску сладким, закуривать «нервы» сигаретой, запивать стрессы алкоголем. В дальнейшем следование практикам ЗОЖ — тем, которые влекут, а не которые требуются, — поможет укрепить биохимически положительный настрой в мозгу и во всём теле. Подобно маятнику тело и воплощаемое им Я всё активнее будут раскачиваться в движении к полноте проживания жизни.
А просто жевать ботву и тащить себя из постели бегом на улицу — это для тех, кто ничего не понимает.