ВЫПУСК 32(ЯНВАРЬ) 2018

Зачем нужна медицина

Может, и не надо было вмешиваться...
Если подумать, по существу, медицина противна природе.
В природе выживает наиболее приспособленный. Дарвин так ясно указал на это, что до сих трудно найти опровержение.
Медицина борется с природой – смертной природой человека.
Она противоестественна, потому что нарушает ход событий по законам природы. Люди придумали медицину, чтобы реализовать своё желание жить дольше, жить лучше, восстанавливаться после повреждений, совершенствовать своё тело.
Всё это – культура, создание человека, и природа терпит всё больше поражений.
Культура даёт тепло, крышу над головой, связь, транспорт, энергию... Она освобождает сердцевину человека – его уникальное творческое Я – от проблем выживания, быта, организации среды. Чем более богато и развито общество, тем меньше в нём забот о борьбе с природой, тем больше в нём возможности человеку реализовать себя.
Медицина как часть культуры освобождает человека от проблем тела и от проблем души, чтобы его духовная часть, личность во всей полноте могла самореализоваться: не испытывать боль и даже лёгкий дискомфорт, не страдать, но полно проживать жизнь и преумножать культуру.
у человека есть больше времени
По статистике, продолжительность жизни выросла значительно. Это значит, у человека есть больше времени. Её качество также выросло: контактные линзы – яркий пример, не говоря о протезировании, пломбировании зубов, ортопедических манипуляциях и омолаживающих процедурах.
Больше времени – больше возможностей, чтобы действовать, создавать, реализовываться. Но не у всех.
Любой врач подтвердит, что бывают случаи, когда абсолютно здоровый и молодой человек (с одним недугом, из-за которого и госпитализирован) погибает от внезапного осложнения, а другой, с букетом самых разных, тяжёлых болезней, живёт от больницы до больницы годами и даже десятилетиями.
Раньше болезни с необъяснимой этиологией называли идиопатическими, затем их всё больше стали объяснять «какими-то генами». Когда проект «геном человека» показал всю неоднозначность ДНК, в которой вопреки ожиданиям очень мало открылось готовых ключей к заболеваниям, появилось понятие полигенности и полиэтиологичности. К нему теперь примыкает психосоматика: вместе с экологией среды естественной, плохая экология информационной среды ведёт к постепенным поломкам в клетках, ферментах, генах, и это становится в итоге клинически манифестирующим заболеванием. Медицина лечит заболевание, пытается лечить его предпосылки. Она пытается предотвратить и заболевание, и предпосылки. Благодаря науке медицина многое может. Но когда речь заходит о конкретном случае – болеющем человеке, вдруг встаёт проблема неожиданности, шанса, неоднозначности.
Что-то может пойти не так, когда всё вроде бы хорошо.
Яркий пример: реакция на прививку. Риск осложнений близится к сотым долям процента, а риск смерти – к тысячным долям. Из сотни тысяч привитых умрёт один, всего один! Это прекрасная статистика. Только вот, кто же будет этот один? И по какой причине именно у него случится нежелательное событие?
Возможно, ему не повезёт. Настройщик оборудования на фармацевтическом производстве был не выспавшийся, раздражённый, и не провёл достаточно тестов производственной панели. В одном месте она дала сбой. Или гены оказались у человека такие, что при случившемся стечении обстоятельств дали лейкоцитам склонность к анафилактической реакции. Или, может быть, медсестра была столь невнимательна, перегружена, мало квалифицирована, что недооценила риски. И в одном случае из ста тысяч медицина – не излечила, а убила.
Так может, не надо было и лезть? Шло бы всё своим ходом, как «на роду написано».
Кому-то медицина не даёт больше времени и новых возможностей.
Но всё же общая статистика говорит о том, что благодаря развитию медицинской науки и здравоохранения продолжительность жизни людей, её качество растут. Значит, единичные случаи неудач можно оставить на откуп судьбе. Общая картина оптимистична.
Что же даёт медицина тем, кто снова и снова выбирается обратно в жизнь из бездны болезни и вот-вот наступающей смерти? Тем, с кем не случаются внезапные осложнения, а скорее наоборот, всё у них восстанавливается и вылечивается – иногда в безнадёжной ситуации, на удивление врачей.
Медицина даёт им новую попытку – она указывает на ещё не реализованный потенциал, на возможность, которая всё еще – лишь возможность. Если эта возможность дана – если успели довезти до больницы, если восстановился кровоток, если оснащение позволило сделать максимум возможного, значит, дан шанс для жизни.
Медицина нужна, чтобы дать ещё один шанс.