ВЫПУСК 23(АВГУСТ) 2017

Что такое психосоматика

До сих пор не понятно
Мало кто в современном пропитанном популярной психологией обществе не слышал этого слова. Психосоматика, как и её друзья депрессия и стресс, стала частью общей реальности. Но вряд ли даже те, кто называет себя специалистом по психосоматике, понимают, что она такое.
Как только появилась психология, как только она стала учением и инструментом о душевной жизни человека, возникло представление о взаимосвязи телесных расстройств и особенностей с душевной жизнью. Фрейдовская истерия, которую в своё время лечили фаллоимитатором на паровом ходу, вполне может быть причислена к группе психосоматических расстройств. Сегодня к этой группе относят гипертонию, астму, болезни кожи и некоторые другие. Но если идти дальше, и представление о «вырождении» алкоголиков и сифилитиков, и физиогномия, и даже евгеника принадлежат к психосоматическому способу думать. История предлагает много взглядов на психосоматику. Существуют общества и научные журналы психосоматической медицины.
Концепции, соединяющие «тело и душу», пестрят метафорами, которыми особенно богаты психоаналитики: сам Фрейд, Райх, Александер, Данбар. Эти метафоры очень похожи на попытки выразить невыразимое, интуитивное, понимаемое на уровне опыта, но не объективируемое в строгий научный способ говорить.
Даже современные междисциплинарные врачебные специальности психодерматология, психокардиология, психоэндокринология грешат отсутствием «среднего звена». Они исследуют телесную патологию на уровне биохимических показателей, исследуют при помощи тестов и проективных методик душу, и затем соединяют их в статистически значимые закономерности. И хотя такие выводы выглядят, как (почти) настоящая доказательная медицина, основа их всё же интуитивная.
По-прежнему, нет того процесса, который бы объяснял переход душевной жизни в болезни тела.
Но чем дальше продвигается наука, тем меньше становится места для метафор, и тем больше значения имеют прямые данные. На сегодняшний день нейронаука и нейрофилософия в сочетании с клинической медициной и гуманитарным знанием позволяют сформулировать новое представление о психосоматике.
Не претендуя на открытие, я предлагаю своё представление, которое вплотную прилежит к технологиям Себя. Оно основано на интеграции трёх видов знания о человеке: биомедицинского, психологического и гуманитарного.
Важная предпосылка: не только болезнь, но и здоровье (даже в большей степени) определяются процессами, связывающими человека социального, переживающего свою жизнь психологически, с телом. Другими словами, не болезни нужно лечить, а двигаться к здоровью. Если нет болезней, это не значит, что есть здоровье; на 100% его не бывает, как не бывает идеала.
Существует ли состояние wellbeing?
Представление о здоровье было сформулировано ещё в 1948 году Всемирной организацией здравоохранения. Оно обозначено как благополучие (well-being) на телесном, душевном и социальном уровнях. Well-being – бытие «в целостности», «в полноте», обозначает какое-то состояние, когда нет изъянов, нет ущерба.
Существует ли состояние well-being? Очевидно, психосоматика может объяснить гораздо больше, чем просто телесная (соматическая) медицина, хотя и в ней остаётся пространство для «социального». В таком понимании well-being есть гармония и максимум функционирования на всех уровнях устройства человека.
Выработанный мной биопсихокультуральный подход позволяет добавить к психосоматике культуру – пространство символов и значений, которые через переживание себя человеком создают те или иные физические состояния. Эти-то состояния и реализуются в итоге в телесное заболевание или в здоровье.
Медицина, в основном, занимается болезнями.
Среди классических психосоматических болезней: артериальная гипертония, ишемическая болезнь сердца (атеросклероз), бронхиальная астма, раздражённая толстая кишка, аллергия, аутоиммунный тиреоидит. Такие заболевания часто называют «с неизвестной этиологией». Студенты-медики изучают их с третьего по шестой курс, накапливая всё больше информации о патогенезе, диагностике и лечении таких заболеваний, но понимая, что всё гораздо сложнее, чем кажется.
Проблема в том, что в современной научной медицине, которая сама по себе – ответ на запросы общества потребления, есть понятие услуги. От услуги требуется выполнение с определённым качеством за определённые деньги.
И хотя все понимают, что даже парикмахер может подстричь так, что потом стыдно выйти на улицу, от врача по-прежнему ждут конкретного результата. Его можно ожидать при лечении инфекции, при лечении травмы, пломбировании зуба. Его также можно ожидать при синдромном подходе: поднялось давление – снизили, упало давление – повысили, сузились бронхи – расширили, пучит – дали угля, тошнит – ввели антиэметик, и так далее. Но когда речь идёт о выздоровлении, всё оказывается гораздо сложнее. Медицина в такой ситуации переходит в разряд полумагических областей, где контакт и общение с больным имеют значение больше, нежели таблетки и процедуры. И здесь, конечно, невозможно просто вывесить прейскурант и получить конкретный результат за конкретные деньги.
Собственно, психосоматика в том и состоит, что вся работа происходит на уровне информации, общения, переживаний, смыслов, а результат её проявляется в состоянии физического тела.
Самой психологии как бы не существует; она живёт только пока есть нечто, питающее её.
Психология – бесконечно тонкая прослойка между культурой и телом человека. Психология объясняет протекание процессов, оживляющих, одушевляющих (psyche – душа) безжизненную биологическую конструкцию. Процессы психики – эмоции, разум, интеллект, чувства – всё это есть существование жизни во времени: пробегание нервных импульсов, сокращение мышц, выделение гормонов и нейромедиаторов. Фактически, психика располагается на уровне биологического тела и опосредует его жизнь в мире природы, общества культуры. Культура – пространство значений и смыслов, информации, имеющей значение для человека. Точнее, информация существует сама по себе в виде каких-то символов, но при восприятии человеком она приобретает значение, наделяется значением и смыслом. И вот здесь без психологии нельзя, потому что именно процессы души опосредуют переход внешних символов на уровень физического тела. Самой психологии как бы не существует; она живёт только пока есть нечто, питающее её.
Если символы культуры воспринимаются и переживаются в форме процессов «негативных», то есть отрицательных эмоций, реакции стресса и дистресса, это ведёт к изменениям биохимии тела, которые выражаются в быстропроходящих процессах или ведут к заболеваниям.
Если долго испытывать чувство вины, долго находиться в депрессии, биохимия тела как бы перестраивается в состояние борьбы или совладания (coping) с некой проблемой – и включает процессы воспаления, изменённой работы иммунных клеток, даже изменённой работы ДНК с синтезом веществ, отличающихся от веществ в состоянии радости, благополучия. Но источники этих изменений лежат, в основном, в культуре – в обществе, среди других людей и высказываемых ими смыслов и символов. Бывают, правда, «эндогенные» расстройства, когда психика меняется снизу, от тела, заранее определяя социального человека. Эндогенные расстройства имеют наследственную природу, но даже для их запуска требуется какой-то триггер. Он может лежать в пространстве культуры.
Итак, психосоматика – учение о том, как тело через процессы психологии, души, взаимодействует с культурой, определяя её переживание и определяясь ею через переживание. Работа врача-«психосоматолога» очень сложна, потому что наряду с биологическим знанием (таблетки, методы диагностики) должна включать понимание устройства культуры, знание истории, а также психологические навыки и умение понимать невысказываемое – то, что пациент не говорит прямо, но что переживает. Можно говорить о том, что таких врачей сегодня нет. Биомедицинские врачи лечат препаратами и физиотерапией (и лучшие из них могут оказать психологическую поддержку); психологи и психотерапевты лечат беседой, эмпатией, толкованием и убеждением. Интегральная работа будет строиться в будущем.
«Технологии Себя» – общее понятие, объясняющее такую работу. И особенно важно то, что в технологиях Себя человек может сделать очень многое сам. Ему лишь иногда, в сложные моменты, нужна поддержка «технолога», который научит и направит его в конструктивном здоровом направлении.