ВЫПУСК 27(ОКТЯБРЬ) 2017

Биохакинг

Человеку нет места
Желание воспользоваться достижениями биологии для улучшения собственного социального функционирования неизбежно для человека, коль скоро он понимает, что его Я — всего лишь работа нейронов.
Нейроны живут в теле, тело снабжает их кровью — питанием и кислородом. В нейронах кроются эмоции, чувства, мотивация и мотивы, они определяют поведение человека, и кажется, что они и есть человек.
С такой точки зрения «биохакинг» — применение достижений биомедицины к здоровому человеку для улучшения функционирования, логичен и неизбежен.
Вопрос в том, здоров ли исходно этот человек, и к какому состоянию ведёт его модификация?
К ещё большему здоровью или углублению проблем — предпосылок обращения к врачам?
Биохакинг — яркий пример так называемой «восходящей соматопсихической регуляции». Её чувствует каждый из нас каждый день, самые простые примеры: колебания глюкозы, артериального давления, объёма жидкости в сосудах (больше о них — здесь). Более тонкие материи: баланс нейромедиаторов, активация тех или иных зон мозга в ответ на социальные ситуации, активность блуждающего нерва, опосредующего ответ кишечника и его микрофлоры. Тело постоянно сообщает мозгу о себе. Более того, тело — часть мозга, ибо ветви нейронов пронизывают его до мельчайших групп клеток в тканях, сообщая информацию о самых далёких участках. Наше Я и есть наше тело. Пока нет данных о том, каким будет человек с чужим телом и каким человеком будет мозг, вообще из тела извлечённый.
Довольно большой шум в сетевых сми поднялся недавно из-за откровенной статьи Сергея Фаге, представляющего субкультуру Силиконовой долины. Работающим там людям необходима невероятная продуктивность умственной работы. Она возможна только при полном физическом здоровье и хорошем отдыхе, а на них как раз не хватает времени. Вместо естественного улучшения себя в ход идут медицинские средства: биодобавки, фармакопрепараты, гормональная терапия. Между таблетками попадаются физическая активность и психологическая работа (в виде консультирования или медитации).
Модификации подвергается только тело.
Душа почти не затрагивается, а социальный человек и вовсе остаётся таким, каким он детерминирован своим телом. В статье Сергей Фаге несколько раз ссылается на Сэма Харриса — яростного критика любой нематериальности, убеждённого атеиста. Сама по себе такая точка зрения недальновидна и скорее всего является имиджевой. Но она очень влиятельна, особенно, на тех, кто привык иметь дело с материальным миром. Я здесь ни слова не пишу про душу. Не важно, есть она или нет. Материалистическая точка зрения на биохакинг может быть объективной в достаточной мере.
Модификация тела, включая нейронные процессы, невозможна без потерь.
Просто потому, что биохимия бесконечно сложна и любое её изменение ведёт к смещению тысяч сопутствующих процессов в непредсказуемом направлении.
Любой врач должен насторожиться, ведь безопасность и эффективность лекарственного средства — плод статистического анализа. И не важно, что биохимические анализы и функциональные пробы в норме: это грубый маркер, сообщающий об изменениях, вышедших далеко за пределы отдельных клеток.
Главное, что пугает в феномене биохакинга — отсутствие нисходящей психосоматической регуляции. Всё обращено на тело, и это логично, ведь человек — это его тело. Но тело регулируется мозгом. Социальный человек определяет состояние своего тела.
Стресс — простой пример. Ситуация значимая, важная, угрожающая, «стрессогенная» вызывает ответ всего тела: рост уровня глюкозы и жиров крови, выброс кортизола и норадреналина, изменение тонуса сосудов, частоты и вариабельности сокращений сердца, и так далее.
В биохакинге нет работы с Я как социальным существом, способным через внутреннюю информационную работу модулировать собственное тело.
Да, есть, конечно, психотерапия и медитация, другие психологические подходы. Психология — та же биология, только о психических функциях.
Работа с социальным существом, то есть, человеком осмысляющим, рассуждающим, оценивающим, не происходит. И как бы получается, что продукт биохакинга — такое супернавороченное биологическое существо, живущее, как подсказывает ему его тело. Уровень тестостерона требует секса — и это воспринимается как благо. Но сексуальная функция — функция инстинктивная, на уровне самых древних отделов мозга. Она не требует наличия эволюционно более развитых его отделов. Человек разумный надстроил над инстинктом любовь, а человек социальный дополнил переживание любви искусством.
Применение селективных психотропных средств — новинка ХХ века. Их действие подобно стрельбе из пушки по воробьям. Даже не по воробьям, а по скоплению рыбы с целью убить самую жирную. Весь водоём вздрагивает, часть рыбы погибает — среди них и целевая особь. Тысячи процессов в клетках оказываются изменены вместе с тем одним целевым, для которого создан препарат. Иллюзия безопасности создана в эмпирических исследованиях. У тысяч человек наступило ожидаемое изменение и не наступили существенные (то есть, ощутимые физически или по данным лаборатории) негативные изменения.
Препараты разрабатываются по показаниям.
Именно к тем проблемам они относятся, под которые заточены. Когда есть тяжёлое депрессивное расстройство, не до тонких материй. Если наступило улучшение депрессии, уберегли от суицида, а клинически значимых побочных эффектов не проявилось, препарат одобряется к применению. Про клинически незначимые никто не говорит — они не значимые, их нет! И никто не узнает всех деталей влияния молекулы, введённой в биохимию тела. Что бы пошло по-другому, если бы её не вводили...
В сознании биохакера фармакопрепарат подобен элементу конструктора Лего: это мы поставим сюда, а вот это подойдёт туда. И вместе всё даст желаемую игрушку. Отличный экземпляр симулякра!
Чего не может быть в биохакинге по определению — органичного и целостного функционирования человека.
Человек тем отличается от остального мира, что может благодаря своей информационной, культурной функции — способности создавать и перерабатывать символы — изменять не только свои психические состояния, но через них и физические. Биомедицина блестяще изучила человека-животное (благодаря материалу других животных). Теперь можно делать многое с телом и пытаться изменить себя социального через свою биологию.
Изменить же свою биологию благодаря работе с Я социальным намного сложнее. Медицина этим пока не занимается. Даже лучшие методы психотерапии не поднимаются выше уровня психических функций, даже если используют элементы культуры (музыку, арт, тексты).
Социальный человек способен модулировать своё тело без помощи химических средств. Это возможно благодаря упорядочению его реакций на события при помощи изменения значимости событий, ценности, в масштабе гораздо более широком, чем сиюминутные посылы и желания.
Биохакинг красив, как красиво всё научное.
Он эстетичен благодаря порядку, точности, логике. Но в нём нет человека. Человек нелогичен, неточен и беспорядочен. Человек отличается от компьютера — именно тем, ради чего компьютер и был создан: помочь преодолеть слишком человеческое.
Попытки сделать человека компьютером, трендовые и будоражащие, не вырвут его из смертной оболочки, которую так хочет сбросить свободно парящий разум.