ВЫПУСК 19(ИЮНЬ) 2017

Симулякры

Паразиты нашего Я
Слово «симулякр» всё больше появляется в обиходе; его используют как выражение непонимания ситуации, переживания ситуации как нелогичной, не соответствующей системе ожиданий и ценностей.
Я изучаю симулякры довольно давно. Вначале как культуролог, затем как врач и психолог. Плодом исследований стала книжка «Биохимия симулякра» (2015 год). Кажется, нужно уделить этой теме внимание в контексте технологий Себя.
Понятие симулякров происходит из древнегреческих упоминаний «копии без оригинала», множащейся, но не имеющей источника, референта в реальности.
Это слово было возвращено в философский язык французскими постмодернистами. Симулякрами были названы несуществующие конструкты в сознании людей, возникшие на основе массмедиа и других информационных источников – фантазии, заполняющие мышление вымышленные мысли (sic!).
Дьявольская
беременность
Бодрийяр в серии своих резких, развенчивающих симуляционную структуру современного ему социума статей, формулирует представления «трансэстетики», «некроспективы», «прозрачности зла». Можно привести его цитату: «Прежде всего поразительна непомерная тучность всех современных систем, эта, как говорит о раке Сьюзен Зонтаг, "дьявольская беременность", присущая нашим механизмам и информации, коммуникации, памяти складирования, созидания и разрушения, механизмам столь избыточным, что они заранее застрахованы от какого-либо использования. В действительности не мы покончили с потребительской стоимостью, а сама система ликвидировала её путём перепроизводства … Написано и распространено столько знаков и сообщений, что они никогда не будут прочитаны. К счастью для нас! Ибо даже с той малой частью, которую мы абсорбируем, с нами происходит нечто, подобное казни на электрическом стуле» (статья «Трансэкономика»).
О символизации, отрыве материальной сути вещей и событий от их ментальной репрезентации – их представления в сознании людей – говорили многие философы того времени; стоит упомянуть хотя бы Ролана Барта и Сьюзен Зонтаг. Их тексты о фотографии сейчас популярны, издаются на эстетизированных носителях, но другие их тексты гораздо важнее, хотя в массовую культуру издатели их не вводят (боясь низких продаж, очевидно).
«Постправда» - только часть правды, потому что как таковой правды нет
Бодрийяр писал свои тексты в конце ХХ века. Прошло не меньше двадцати лет. Симулякры, появившиеся благодаря техническим средствам воспроизводства, тиражирования, ставшие инструментом повышения спроса в условиях перепроизводства – раковой опухоли капитализма – живут в умах людей, нарушая их связь с реальностью. Сегодня симуляции всё больше; кто-то говорит об эре «постправды». Но «постправда» – только часть правды, потому что как таковой правды нет, а есть ложь сознательная или неосознаваемая. Если журналист создаёт нужное впечатление по заданию телеканала, он лжёт; если он сообщает честно всю информацию, он заблуждается. Не заблуждаться он не может, потому что интерпретации и вымыслы начинаются с самого первого процесса восприятия и осмысления. Это не постправда, а обыденность.
Но есть ещё одна проблема: симуляция.
Воспринимая чужое сообщение, мы конструируем на его основе, с его участием, свой мир.
Это похоже на котёл с варевом, в которое добавляются всё новые компоненты. Попав туда, они не остаются сами по себе, но распределяются по всему объёму. Так же любая информация, проинтерпретированная, становится частью всего нашего Я. В нём симулируется какая-то своя реальность – и задача человека состоит в управлении, правильном менеджменте своих симулякров.
Наиболее жирных нужно уничтожать, с мелкими можно справиться, прекратив их кормить.
Таких невротиков можно встретить повсюду
Я наделяю понятие симулякра медицинским смыслом. Дело в том, что всё поведение человека определяется его Я, которое само по себе есть некая «сетка значений», накладываемая на воспринимаемую реальность. Любое событие, любое чужое действие, любое прочитанное в блоге или книге слово декодируется в соответствии с такой «сеткой», а дальше человек начинает действовать. Его действия состоят в переживании, эмоциях, а затем и в реальных поступках. Такое состояние я называю «социальным неврозом» – термином старым, но до сих пор не имеющим прямого клинического значения. Социальный невроз – нарушение позиции Я (self) человека в социуме (культуре), приводящее к такому переживанию символической реальности, которое ведёт к его деструктивному поведению, потере самоконтроля, саморазрушению.
Такие невротики встречаются повсюду; практически невозможно, живя в крупном городе и пользуясь Интернетом ежедневно, зарабатывая и тратя деньги, не стать социальным невротиком.
Результат социального невроза – пресловутые факторы риска, из которых вырастают заболевания.
Аллергия, опухоли, гипертония, инфаркт – плоды социального невроза, когда человек, во-первых, разрушает себя образом жизни (курение, ожирение, неправильная пища, алкоголь), а во-вторых, разрушается изнутри, потому что его переживание стресса, гнева, обиды, депрессии сопровождается изменениями обмена веществ.
Психосоматика очевидно проистекает из особенностей отношений Я человека с культурным, информационным пространством. И хуже всего то, что такие отношения имеют характер «порочного круга», из которого вырваться очень сложно.
Потому так много внимания в Технологиях Себя уделяется информационной гигиене, экологии культурной среды. Потому что плохая экология информации не менее вредна для здоровья, чем привычное загрязнение среды. Более того, я считаю, что с токсинами тело может справиться само в широких пределах, а вот информация нарушает психосоматические связи так, что тело теряет свои биологические возможности. Можно лечить отдельные синдромы или даже болезни; можно консультироваться по вопросам психологии; можно учиться телесным и духовным практикам. Всё, что помогает конструктивному Я, – всё это хорошо.
Моё личное убеждение состоит в том, что максимальный эффект достижим только при целостном, совокупном конструировании, консолидации Себя как тела, души и информационного существа.
Все три нужно взращивать параллельно.