ВЫПУСК 19(ИЮНЬ) 2017

Что такое возраст

Социальная категория, а не внутренняя
Современное общество помешалось на молодости. Настолько сильно, что кажется, будто по-другому и быть не может. Молодость воспринимается как символ для выставления напоказ – и важно не то, что ты молод, но что ты выглядишь молодо.
«Выглядеть» в современном обществе равнозначно «быть», хотя медицина прекрасно знает, в каком состоянии находится иной молодящийся организм.
Все боятся возраста. Никто не хочет стареть. Возраст – неотъемлемое понятие реальности; он есть у всего. Возраст – это время, а время текуче, и во времени происходят изменения.
Даже солнце стареет.
С биологической точки зрения, человеческий возраст – уменьшение активности обновления клеток и накопление в них мутаций. Теломеразная теория старения говорит о том, что всё меньше клеток может размножаться, а это значит, что ткани не обновляются, и значит, изнашиваются. Внешние факторы постоянно требуют от тела сопротивляться, выдерживать напор разрушающей среды. Излучения вызывают окислительное повреждение – задача антиоксидантных систем ему противостоять. Химические вещества повреждают процессы метаболизма – задача систем «выведения мусора» их нейтрализовать. Перепады влажности, давления, температуры требуют постоянной адаптации, дают нагрузку адаптационным механизмам. С течением времени биологическое тело всё меньше способно полноценно восстанавливать биохимические процессы в должном объёме. В ответ на повреждения возникают малые изменения, накапливаются, ещё больше снижают полноту функции ткани и органа.
Хорошо заметно влияние внешних факторов на коже лица: если сравнить её с кожей остального тела, в 20-25 лет разницы не будет; в 30-35 лет становится видна потеря плотности, натяжения, ровной текстуры кожи лица в сравнении с телом. К старости отличие заметно очень хорошо. Косметологи объясняют это ультрафиолетом и силой гравитации Земли.
Человек живёт в обществе, его возраст принадлежит обществу гораздо больше, чем ему самому.
В том или ином возрасте необходимо иметь набор атрибутов, отсутствие которых наделяется значением девиации. Такое отклонение, превысив порог оправдываемого, становится предметом явного или что ещё хуже, невыражаемого неодобрения и даже сострадания. Ценность человека в обществе определяется его функцией. Пролиферация (однокоренное «пролетариату») есть задача обязательная, фактически, единственная задача. Молодость как добродетель предполагает способность к размножению. Окружающие этот вопрос атрибуты – брак, хорошая работа, жилище, автомобиль – представляют собой атрибуты гнезда, комфортного и безопасного. «Домострой», кодекс средневекового противостояния природе, в культуре силён, ведь он отражает фундаментальные аспекты бытия.
То, что в молодости гибкий ум, хорошая память, искрящая креативность, с домостроевской точки зрения не является добродетелью, и зачастую молодость отдаётся на размножение, чтобы наверстать свою культурную функцию позднее. Но «позднее», как правило, не получается, так как лучшее время для работы над собой ушло, и вернуть его можно лишь мощным усилием, мало кому посильным. Не столько биологически мозг уменьшил способность к переработке информации; в большей степени количество пережитого, требований общества, запросов, необходимость адаптироваться истерзали человека, лишив его львиной доли той открытости и ясности взгляда, какая была у него на рубеже 20-летия. Это особенно явно, когда студент, живущий за счёт родителей, должен наконец идти работать.
Детство заканчивается – и как-то сразу переходит в старость.
Впрочем, иногда оно остаётся в форме инфантильности, которую следует считать проявлением того же состояния дезадаптации, в форме отрицания требований социума.
Старение как категория каждого уникального Я, а не символическая категория культуры, есть прекращение попыток борьбы за Себя, за свою уникальность, следование правилам общества. В лицах людей, с возрастом, можно видеть не только косметологические признаки старения, с которыми обычно и борются, но нужно увидеть старение личности.
при надлежащем уходе тело будет способно на многие вещи очень долго
В 20 лет все горизонты открыты, всё впереди, всё вызывает восторг и азарт, во всём оптимизм, а любые трудности лишь раззадоривают. Почему же в 30 лет на смену задору приходит взвешенность и рассудительность, а «всё впереди» оказывается лишь ностальгической идеей? Виновен ли в этом биологический возраст? Тело так изношено, что не может уже переносить трудности, заставляя довольствоваться своей нишей? Нет. Возраст влияет не на тело, а на душу, и при надлежащем уходе тело будет способно на многие вещи ещё очень долго. Тем более, наука даёт множество средств для обеспечения комфортной и безопасной жизни.
Возраст есть социальный конструкт, проникающий в Я человека и наделяющий его атрибутами в соответствии с календарём.
Возраст есть внешнее состояние, определяющее внутреннюю среду. Безусловно, биологическое тело со временем «изнашивается». Но если нет особых токсических, лучевых, механических влияний, такой износ не происходит быстро. Гораздо быстрее «износ» вызывают процессы внутренние, психобиологические. Универсальные реакции типа стресса и воспаления, возникающие в ответ на переживание социальной среды, добавляют «износа» телу – и тогда старение ускоряется.
Получается, что старение вызывается «порочным кругом» социальных символических влияний, их биологическими эффектами и в какой-то степени фундаментальным законом утраты способности к обновлению. Последняя также зависит от психобиологических процессов, и её «чистое» влияние существенно меньше, чем усиленное психосоциальными эффектами.
Наука дала все возможные средства не зависеть от природы.
Сегодня у человека есть всё, о чём можно было мечтать: пища, тепло, комфорт; не нужно стирать в реке бельё, не нужно колоть дрова, не нужно разводить огонь, чтобы вскипятить воду. Это страшно, потому что вне борьбы за выживание человек оказывается наедине со своей культурной частью – той, что делает его «по образу и подобию божьему». Он должен соответствовать образу, а это бесконечно трудно.
Не утратить ясности взгляда, открытости ума, оптимизма, задора, при этом накопив опыт, став мудрее и хитрее. Стать взрослым, оставаясь юношей, но не ребёнком, – вот сверхзадача, которую выполнить будет мешать любое общество. Ведь общество основано на подавлении. Без подавления инстинктов не было бы возможно со-житие людей.
Человек в культуре качественно отличается от социального – того, кто подавил свои инстинкты; человек в культуре не подавил себя, но превзошёл себя.