ВЫПУСК 7(16) 2017

Кричащее средство

Большой брат не виноват
Кого вы станете слушать с интересом и не переключите телеканал, не перейдёте на другой сайт: занудного сального философа, монотонно вещающего о воззрениях Древних Греков, или красивую ярко накрашенную артистку театра, поставленным голосом рассказывающую историю о том, как она обмишурилась на премьере?
А что если вдруг учёный всё тем же занудным тоном станет рассказывать про то, как он опростоволосился на заседании учёного совета, а артистка вдруг примется рассказывать философию древних греков? Кого тогда вы не выключите в своём медийном устройстве?
Я предполагаю, что в обоих случаях артистка будет иметь гораздо больше преимуществ перед учёным.
Во всяком случае, ключевые массмедиа, ориентирующиеся на максимальный охват аудитории, демонстрируют именно такое соотношение. Почти круглосуточно по телевизору (именно он всё ещё репрезентативен для массы) мы видим людей, наученных красиво и звучно говорить, красиво и ярко выглядеть, не запинаться и не картавить. Их голос словно напечатан на конвейере – с подключением резонаторов, с чуть смягчённым звуком «ш», с мелодикой речи… Так их учат в школах-студиях.
И что, при этом, они говорят?
То же относится к визуальному.
Мем в соцсети тогда становится мемом, когда из обычного поста фраза переходит на какой-то красочный фон, включает в себя фотографию или текстуру, написана дизайнерским шрифтом. Тогда эта фраза вдруг получает тысячи репостов. Без обрамления она осталась бы с десятком лайков от близких друзей, и только.
Средство доставки информации определяет ценность этой информации.
А ещё оно определяет массу, быдло (пусть даже образованное и дипломированное). Грубое слово «быдло» обозначает покорных людей, тупую покорную толпу. Не таковы ли люди, клюющие на упаковку, не разбираясь, насколько нужно им её содержимое? Если же припомнить Сноудена и понятие big data, то лайки и репосты мемов замечательно рисуют глубинную психологию любого юзера уже после нескольких десятков щелчков мышью.
Какую книгу вы выберете в магазине на Арбате, Тверской, Полянке, Мясницкой, если пришли просто купить что-то почитать? Наверное, сперва взгляд остановится на выкладке, затем на картинке обложки, на шрифте. Возможно, на имени автора (кого чаще можно увидеть в массмедиа, кто говорит красиво и много). В выкладку книге попасть дорого. Нужно продать несколько сотен экземпляров, чтобы окупить само местонахождение новой книги. Но игра стоит свеч – именно оттуда книги приобретаются наиболее активно. Потому что рука сама за ними тянется.
А что в книге?
Не задумываясь над тем, какую информацию человек потребляет, вряд ли следует ему требовать от других отношения к себе иного, нежели отношения в соответствии со своей обёрткой – отношения к себе как к обёртке, фантику.
Такой уровень, порядок дискурса, всегда разделял овец и пастухов; раньше просто не было Интернета.
А ведь настоящую ценность никто не будет красиво упаковывать. Вряд ли она нуждается в рекламе, продвижении, – настоящей ценности мало, её никто не отдаст и не попытается всучить во что бы то ни стало. Пример из мира вещей – компании, производящие штучный товар: автомобили Lamborghini, акустику Westlake, часы Patek Philippe.
Желая пользоваться благом, созданным культурой, сам должен в этой культуре быть активным, творящим звеном: творить себя и мир вокруг.
И потом вдруг человек начинает требовать, говорить, что его должны уважать, ценить как человека, предоставлять ему блага, положенные по закону… Но насколько он сам умеет различать эти блага? Хотя бы раз он задумывался над тем, какие выборы он делает, почему он делает такие выборы, а не другие: начиная от выбора телепрограммы или нажатия на лайк под чьим-то красочным мемом, заканчивая выбором образования, места работы, места жительства. Или он следует уже подготовленным за него, красиво оформленным чужим смыслам, чужим ценностям, просто поглощая их и считая что они его собственные? Единственное право, данное человеку при рождении – право дышать, питаться, двигаться. Всё остальное есть плод развития культуры, тысяч лет постепенного осмысления людьми. Желая пользоваться благом, созданным культурой, сам должен в этой культуре быть активным, творящим звеном: творить себя и мир вокруг.
Антиутопии («Мы», «1984») рисовали покорных манипулируемых индивидов, погружённых в мир, где за них всё решено. В антиутопии ответственность возложена на Большого брата. Он виноват, он – зло. В реальности манипулируется легко тот, кто не напрягается, кто не задумывается, не подпускает мысль. На лёгкости, на «само собой» основаны все манипулятивные ходы.
Если не вздрогнешь, не скажешь «стоп», станешь Лицом, Обманутым Хулиганом.
Средства доставки сообщений сделают для этого всё возможное.