выпуск 9(9) 2016

Контент и потерянная жизнь

Как быть уверенным, что попавшийся тебе обзор, пост, блог написан интеллектуальным и добросовестным или хотя бы просто психически здоровым человеком?
Издательская деятельность как институция по отбору лучшего информационного контента себя полностью дискредитировала.
Со времён возникновения технической возможности тиражировать тексты, обладание этой возможностью наделяло властью по отбору достойного быть прочитанным.
Лучшие тексты, чьё качество определялось независимыми специалистами — филологами, учёными — редакторами и рецензентами, — получали материальную возможность достигнуть широкой аудитории.
Ответственность за выбор и подготовку текста к тиражированию ложилась на издательство.
Яркий пример тому — классические советские Полные собрания сочинений. Тираж в триста тысяч экземпляров, наборная печать, твёрдый переплёт и прошитый блок материализовали собой годы труда учёных и техников, тщательно готовивших издание с момента подбора рукописей до выпуска книг в свет.
С появлением массового спроса и культуры потребления издательская деятельность стала вариантом бизнес-деятельности, подобно продуктам питания и моющим средствам, и акцент при подготовке текста к печати стал делаться на конкретном материальном носителе. Продажная единица — книга, журнал — приобрела самодостаточное значение.
Средство доставки сообщения стало самим сообщением.
Содержимое теперь вторично. Его главная роль — заполнять страницы, чтобы текст в книге всё же был. Впрочем, даже эта проблема решена тетрадями и блокнотами в эстетизированной оболочке.
Крайний вариант потребления книги — пустая книга.
Триггером хватательного рефлекса стали невербальные компоненты книги — её бумага, лак на обложке...
Продажная единица печатной продукции, которую по закону в магазин обратно вернуть нельзя, должна достичь главного: чтобы рука потянулась к ней и чтобы этой интенции хватило до момента передачи наличных в кассу или прикосновения картой оплаты к терминалу. Что там за текст, станет известно намного позже. Если вообще этот текст будет прочитан. Триггером хватательного рефлекса стали невербальные компоненты книги — её бумага, лак на обложке, дизайнерские ухищрения, запах. Они поддерживаются цитатами чьих-то высказываний (радиоведущих, примелькавшихся персон) или обозначениями высоких рейтингов продаж. Покупая бестселлер, неосознанно начинаешь принадлежать к массе, которая уже купилась на те же самые технологии продаж.
Ситуация ещё более усугубляется тем, что предлагаемое читателю исчерпывает себя само. При монополизации процесса движения текста от рукописи до книжного магазина, только то, что предложено, имеет право на существование. Другого нет.
И развитие культуры, так сильно зависящее от качества содержимого в информационном обмене, начинает зависеть от отдельных персон, держащих в руках информационный поток и в силу своего разумения определяющих, чему — быть.
Гегемония издательств, нацеленных только на получение прибыли, поддерживается аудиторией, вкусы которой формируются ими же. Натаскав массу на то, что тебе нужно, потом можно просто кормить её этим же, лишь иногда чуть напрягаясь с разнообразием рациона.
И где же за всем этим сам текст?
Кто оценит его уровень, его качество?
Очевидно, этого делать некому. Про текст все давно позабыли. Насколько грамотно он написан, насколько плотный он и сколько новых идей, мыслей он содержит?.. — эти факторы слишком сложны для массового продукта.
Как, впрочем, и для «элитного», чья особенность состоит в кожаном переплёте и золочёном обрезе. Опечатки и ошибки в нём те же.
Но сегодня, благодаря современным техническим средствам, нет необходимости в том, чтобы тексты были кем-то оценены для получения возможности стать доступными читателю. Это даёт огромные возможности и бросает тяжелейший вызов каждому человеку. Как быть уверенным, что попавшийся тебе рассказ, очерк, обзор, пост, блог написан добросовестно и написан опытным, образованным, интеллектуальным или хотя бы просто психически здоровым человеком? Как измерить и проверить ценность текста, попавшегося на глаза? Ведь за знакомство с любым контентом мы платим своей жизнью — затраченным временем.
Пока на это можно дать только один ответ. Наполнять свой опыт классическими текстами высокого качества, переживать их, обсуждать их с людьми, которым доверяешь, чтобы затем вновь поступающая информация была процежена ситом уже имеющегося опыта.
Отбор текстов производит читатель, принимая или не принимая их.
А тексты производят отбор читателей.