ВЫПУСК 22(ИЮЛЬ) 2017

Этот мир придуман за вас

Двигатель или шестерёнка?
Антиутопии в начале, Матрица – в конце ХХ века предупреждали нас, но, кажется, напрасно.
Они говорили в своей, художественной форме о мере субъектности каждого человека по отношению к собственной жизни и о том, что субъектность утрачивается. Но в итоге, любой может уверенно сказать, что является объектом.
А осталась ли хоть какая-то доля свободной воли?
То есть, действительно свободной.
Ключевым критическим моментом в жизни человека становится необходимость зарабатывать деньги. Не подрабатывать к родительской ренте, а именно полностью полагаться на себя в конструировании своего настоящего и будущего, которые вряд ли возможны без участия денег.
Деньги – энергия, которая позволяет привлекать чужое время. Привлекая чужое время в виде работы, мы приобретаем сотни часов опыта другого человека, которые он предоставляет нам в виде некоторого времени выполнения функции сейчас. Покупая товар, мы приобретаем время тех, кто его создавал, от шахты с рудой до филигранной отделки. Покупая, мы тратим своё время, выраженное в наших деньгах. Если наше время стоит дёшево, мы можем купить мало чужого. И наоборот.
Что происходит с человеком, который перешагивает порог взрослой жизни (зарабатывание отличает взрослого от ребёнка)?
Появляется ответственность за своё время и за время близких людей.
Чтобы перераспределить ресурсы – нужно научиться как можно дороже продавать своё время.
А что если без всего этого? Без всего, что можно купить за деньги.
Человек – биологическое существо и его место в природе. Воздух, вода, солнце, леса и горы, растения, животные… Вот элементы реально существующей реальности, которая есть априори, по умолчанию, хочет того человек или нет. Родившись, голый и беспомощный, человек может приспособить кусочки реальности под себя. Но даже разведение огня – это уже не природа. Победа над природой стала возможна благодаря молчаливой взаимопомощи людей в сотнях поколений. Научившись высекать огонь, затем они научились передавать информацию на любое расстояние, согреваться в вечной мерзлоте и перевозить свои тела со скоростью в десятки раз выше самого быстрого бега.
Весь мир, в который попадает человек сегодня, не природен – он плод наполовину случайного, наполовину целенаправленного созидания. Каждый делал что-то для других, чтобы вместе создавать условия, удовлетворяющие потребности и реализующие желания.
Каждый человек имеет неотчуждаемое право дышать, питаться, перемещаться в природном пространстве.
Больше ничего.
Качество атмосферы, пищи и перемещения определены культурой.
Мы попадаем в мир, который уже создан за нас. И главное, что он требует, подчиняясь законам своего устройства, это вклад каждого в его развитие, дополнение той победы над природой, которая уже состоялась к моменту рождения очередного человека. Но фактически можно видеть совсем другое. Гораздо больше человек требует, нежели пытается давать. Он может сделать одолжение, сделав какую-то работу, чтобы затем получить денег – и почти всегда недоволен тем, что его время было оценено слишком дёшево.
Когда ребёнок перешагивает порог взрослости, он думает, что весь мир уже ждёт его.
Очень быстро он сталкивается с обратным: его не ждут. Его могут лишь спросить, что он принёс, чем он отличается от других, какая польза от него может быть. В соответствии с такой пользой он включается в механизм, становится маленькой шестерёнкой. А от шестерёнки требуется только одно: не проскальзывать и не пробуксовывать. Шестерёнка может расти, увеличивать свою окружность и за один оборот перекручивать десяток более мелких – так строится иерархия.
Но есть ещё те, кто приводит весь механизм в действие.
Это качественное отличие. Шестерёнка никогда не станет тем, кто имеет волю приводить механизм в действие; она лишь когда-нибудь сотрёт зубцы и уйдёт в утиль.
Чтобы крутить весь механизм, нужна система внутреннего сгорания.
Входя в этот мир, человек решает, будет ли он кусочком пассивного механизма, приводимого в движение извне, и станет ли он работать на собственный рост, на повышение площади своего влияния. Будет ли он большой и важной шестерёнкой.
Или он решает стать двигателем, но тогда он попадает в совершенно иное измерение, ибо двигателю нужно топливо, нужна внутренняя энергия, а ещё на нём лежит ответственность. Если ему не удаётся крутить механизмы, двигатель попадает в утиль, и вновь должен возвращаться. В том же качестве или качестве пассивном.
Описанный механизм можно относить к корпоративной структуре, властной, политической… Но его значение шире. Культура создавалась поколениями людей, сохранявших в ней не только явное, но и скрытое. Это скрытое и есть те законы, что определяют, будет новый индивид субъектом или объектом в социуме. Даже самое высокое положение в корпорации, в политике не делает индивида активным агентом, двигателем, хотя он и вращает тысячи мелких шестерёнок.
Индивидом крутит культура, созданная за него.
Чтобы иметь в ней активное положение, нужно очень хорошо разбираться в её устройстве. Но ещё важнее разбираться в устройстве самого себя, быть хозяином самому себе; быть мастером своих ответов на те сообщения, что поступают от культуры. Внутренних – переживания и эмоций, внешних – высказываний и действий. Каждую минуту.