ВЫПУСК 35(АПРЕЛЬ) 2018

Культура страха

Как насчёт тех, у кого не получилось?
Запад знаменит тем, что дал миру науку. Наука позволила взорвать общество, совершив революцию в познании человеком человека, в познании природы и культуры. Она дала начало власти – той власти, что не подлежит сомнению, ибо базируется на принципах доказанности, научной обоснованности, а значит неопровержима.
Есть другая власть – внутренняя, основанная на чувствовании своего места в мире, чувствовании устройства мира. Она даёт возможность миру организовываться вокруг человека, если он достаточно властен над самим собой. Если он научился быть самим собой, но не управлять собой, не подавлять себя.
Люди тысячелетиями ищут пути быть собой, тем самым организуя мир вокруг себя, создавая свой мир. Такие поиски всегда индивидуальны. Даже если перенимаешь что-то у учителя, конечный опыт исключительно твой, и никто не познает его. Этот опыт медитативный, религиозный, телесный; этот опыт социальный, интуитивный, межчеловеческий. То, как ты переживаешь другого – есть твоё Я в ответ на другого, а результат вашего взаимодействия есть ответ его Я на твоё.
Но индивидуальный опыт невозможно формализовать, узаконить, сделать обязательным к исполнению. Формальную власть даёт опыт множества – то одинаковое во множестве, что отвечает на нужный вопрос. Каждый человек уникален, но у людей так много общего: 32 зуба, 4 конечности, желудок и печень; они радуются и грустят, имеют мотивы и потребности, спят и бодрствуют. Одинаковость людей дала возможность медицине и психологии добиться так много за последнее столетие.
Никогда бы путь индивидуального познания не продвинулся столь далеко. Индивидуальное познание слишком ненадёжно, слишком осторожно, это движение наощупь: его невозможно сделать источником власти в обществе.
Страшно, вдруг не получится? Не получится у кого попало.
Для власти индивидуальности нужно стать полноценным Я.
Совсем другое дело – повторяемость. Если ответ на вопрос 950 раз утвердительный и меньше 50 раз – отрицательный, значит, есть закономерность, которой можно управлять.
Власть, основанная на подтверждении, легитимна, подвергнуть сомнению её можно только на основании множества, показывающего противоположный результат. Чтобы доказать, что те самые менее 50 раз и были настоящей правдой, нужно из них сделать тысячу. Не всегда это возможно, – потому власть, основанная на множестве, ничего не боится. Ведь самолёты летают, телефоны звонят, а таблетки дают эффект.
Вся современная культура, так называемая «западная», это культура, основанная на страхе. Страхе человека перед самим собой и перед окружающим миром. Он оградил себя неприступными стенами разумного, доказанного, тысячекратно подтверждённого, чтобы всё имело основу. Он не движется наощупь, выверяя нужное направление. Он шагает уверенно, но сам не знает куда.
Страх пронизывает всё в культуре: страх смерти, одиночества, болезни, банкротства, форс-мажора, обмана. Тревога и депрессия – ключевые эмоциональные компоненты современной культуры. Они готовят индивида к страху.
Если бы власть человека над собой не требовала доказанности и повторяемости, вместо культуры страха была бы культура силы, отношений сильных людей между собой, а не боящихся друг друга едва ли не так же, как самих себя. Но вступать на путь индивидуальности страшно: вдруг ничего не получится...