ВЫПУСК 37(ОКТЯБРЬ) 2018

Духовность или душевность?

Хватит ныть
Говорят, у России большой духовный потенциал. Русские, а лучше – россияне, высокодуховны. Это их преимущество перед приземлённым Западом; и это – та последняя надежда на возрождение; духовность – то оружие, что покажет в итоге кузькину мать бездуховной гидре империализма.
В триединстве человека «тело-душа-дух» под «духом» подразумевается открытость Непознаваемому, Богу, трансцендентальному. Прямая связь с высшими силами – есть духовность, позволяющая преодолевать трудности, терпеть невзгоды, двигаться к высокой цели несмотря ни на что. Духовность – обращённость к миру в его бесконечной сложности, в его тонких законах устройства, в скрытой логике событий и их причинно-следственной связи.
Духовное познаётся иррационально: интуитивно, эмоционально. «Внутреннее чувство» - тот орган чувств, который даёт знать о скрытом. Способность отпустить, простить, а равно способность предвосхитить, отдаться на волю судьбе, пожертвовать многим, включая жизнь, - всё это грани иррационального обращения к миру.
Оно-то и стало подделкой духовности, выражаясь в простой душевности.
Интуитивность, социальный интеллект, предпочтение «ощущения человека» его объективным характеристикам, доведённое до абсурда движение по линии судьбы вплоть до полного отсутствия собственных решений – всё это не духовность. Это есть лишь выпячивающийся и подавляющий всё способ нерационально относиться к миру. Просто эмоции, просто чувства.
Отличие духовного в том, что оно есть разум.
Можно даже сказать, высший разум, логика которого строится не на аргументации, но на целостности – тот способ думать, который недоступен компьютеру даже с новейшими нейронными сетями. «Человек» и «человеческое» - это духовность, а вот «слишком человеческое» - лишь душевность. В ней нет осознанности, есть лишь рефлексия. В ней нет «интуитивной прозорливости» (serendipity), а есть лишь максимализм, «способность» и «готовность» «на всё».
Душевность - это ещё и телесность. Может быть, поэтому так много алкоголя и столь развита массовая низовая культура.

Эмоциональный интеллект и интуиция – качества, основанные на биологическом устройстве человека. Не изученные ещё во всех деталях когнитивистами, особенности биологии Я (the Self) дают преимущество одним людям – в рациональном, другим – в эмоциональном. Антропология учит, что этносы отличаются, в том числе, и разными способами познания, на которых основаны особенности целых культур. В эпоху глобализации и единого разума биологические особенности могут быть переосмыслены и перетренированы в те, что желаемы.
Склонность к интуитивно-чувственному познанию мира, свойственная этносам, составлявшим до последнего времени популяцию России, определяет культуру, а в ней и отношение к жизни, и особый патриотизм, и жертвенность, и терпение, и максимализм, и умение действовать в ущерб себе ради абстрактной цели, как и в целом этические категории.
Но такое отношение к миру – это ещё не духовность, тем более не высокодуховность. Духовностью оно становится тогда, когда к нему добавляются опыт, разум, осознанность и рефлексия. Рациональное познание мира через призму интуиции и чувств – вот действительная духовность. Способность тонкого расчёта с вовлечением иррационального, - можно сказать, «тёплый расчёт» вместо «холодного» и бездуховного, - это мера настоящей духовности, которая может быть свойственна человеку. Какому человеку? Тому, что получил своё наименование из глубоко духовных, иррациональных источников знания – богоподобному человеку, творческому, способному менять мир и создавать прекрасное в мире точно так же, как и создавать самого себя прекрасного в миру.
Душевность – лишь атрибут. Духовность – качество. Поняв это, можно наконец начать быть конструктивным в своей жизни, создавать себя в ней и её – вокруг себя. Двигаться наощупь по узкой тропе, во мраке, и разглядеть вдруг звёзды над головой. Целые сонмы звёзд.